Колумнистика

Михаэль Кориц

Источник обновления

04.09.2013

Источник обновления

04.09.2013

В наше время почти невозможно встретить человека, прожившего всю свою жизнь на одном месте. Эмиграция, служебные командировки, туризм делают свое дело. Ну, а находясь в отлучке, люди хотят знать, все ли в порядке дома. Как там погода и урожай, кого избрали мэром, а кто попал под суд за воровство. Но вот что странно: когда читаешь о событиях на родине, находясь в отлучке, происходящее там воспринимается как-то иначе, как будто не узнаешь знакомых мест. Даже тревожно становится: то у них скорые больных не возят, то взрыв, то демонстрация. Как будто в наше отсутствие все там вразнос пошло. Поначалу хочется позвонить, поддержать, послать находящимся «там» СМС, но опыт подсказывает, что в ответ лишь удивятся тому, как быстро человек отдалился от реальности и стал жить в газетном мире, да еще утешать начнут.

Разумеется, большая часть ответственности за этот эффект лежит на СМИ, для которых трагическое известие более ценно, чем нейтральное или приятное, потому что информация о нем всегда принесет более высокий рейтинг, а вызывающий тревожные опасения анализ событий найдет больше внимания, чем оптимистичный. Однако дело не только в этом. Существует серьезный разрыв между внутренним восприятием жизни, знакомой человеку по личному опыту, и тем, как эта жизнь будет описана им же, а тем более внешним наблюдателем.

Религия — это тоже один из видов идеологических рамок, и об опасности потери в этих рамках живой связи с Творцом предупреждал еще пророк Йешаягу, говоривший о «делающих заповеди по привычке». Вспоминая о Всевышнем, мы каждый раз заново сопротивляемся схематизации и омертвению.
Этот разрыв стал одной из основных тем современной философии, разочаровавшейся в метафизических моделях прошлого. Искусство показало невыразимость экзистенциального одиночества человека, бессилие слов для передачи глубоких переживаний души. Но не поддается словам и постоянное ощущение жизни, наполняющее человеческое сознание. Любое описание переносит наше существование в рамки определенной схемы, конечной модели. Эта конечность и является источником неудовлетворенности. Когда мы получаем информацию о том, что происходит рядом с далеким от нас домом, мы не видим лучей утреннего солнца, не слышим голосов детей и щебетания птиц, не чувствуем аромата воздуха. И главное — не ощущаем того нового мгновения бытия, которого еще никогда не было. В любом новостном сообщении, даже самом радостном, отсутствует живое дыхание происходящих событий, вместо жизни мы получаем рассказ о ней.

Когда-то эта неполнота казалась связанной с пределом выразительных возможностей слова: «Мысль изреченная есть ложь». Когда CNN совершила революцию в подаче новостей, сделав зрителей непосредственными наблюдателями событий, а не пассивными слушателями, казалось, что мы практически подключились к реальному потоку событий. Но на следующем витке технологического прогресса оказалось, что визуальная картинка не менее подвержена идеологизации и схематизации, чем слово. Кровавая гражданская война в Сирии уже получила прозвище «войны смартфонов», поскольку каждый боец не только стреляет, но и запечатлевает зверства, тотчас отправляя ролики в YouTube, стремясь приписать их противнику.

Вместе со звуками шофара, звучащего в синагогах в первый день Нового года, в мир спускается новый Б-жественный свет, который никогда до этого не светил в мире. Свет в данном контексте, разумеется, метафора — речь идет о проявлении Всевышнего в созданном Им мире.
Хотя Герман Гессе еще в начале XX века предупредил нас о наступлении «фельетонной эпохи» как культурной опасности, с наступлением информационной революции и проблем информационной перегрузки проблема упрощения и схематизации нашего восприятия мира становится угрозой для духовного и душевного здоровья каждого отдельного человека. Мы все чаще воспринимаем себя в рамках своей профессии, социального положения, принадлежности к той или иной идеологии — и все сильнее отдаляемся от самих себя.

В сокровищнице еврейской мысли есть немало ценного для человека, готового это воспринять и реализовать в собственной жизни. Лично мне дороже всего монотеистическая идея о постоянстве творения мира, возобновляемого каждое мгновение заново, глубоко разработанная в хасидском учении последователями Баал Шем Това. В этой концепции заложен источник постоянного обновления в ощущении жизни, свежести и яркости ее восприятия. Речь не идет об отказе от осмысления жизни и ее законов и, как сказано выше, от неизбежной при этом схематизации. Разум в системе еврейских ценностей занимает высокое место. Идея постоянного творения позволяет человеку не стать рабом своего разума и понимания, оставаться свободным от предубеждений и идеологических рамок. К слову, религия — это тоже один из видов идеологических рамок, и об опасности потери в этих рамках живой связи с Творцом предупреждал еще пророк Йешаягу, говоривший о «делающих заповеди по привычке». Вспоминая о Всевышнем, мы каждый раз заново сопротивляемся схематизации и омертвению.

Идея обновления наиболее ярко проявляется во время празднования еврейского Нового года. На первый взгляд, в этом обновлении евреи не так уж принципиально отличаются от других народов. Да, евреи напиваются не «с первого по тринадцатое», а лишь в последний из череды осенних праздников (Симхат Тора), и едут не в Куршевель, а в Умань или Краун-Хайтс, но это лишь национальные особенности встречи Нового года. Главное лежит в иной плоскости. В книге Тания объясняется, что вместе со звуками шофара, звучащего в синагогах в первый день Нового года, в мир спускается новый Б-жественный свет, который никогда до этого не светил в мире. Свет в данном контексте, разумеется, метафора — речь идет о проявлении Всевышнего в созданном Им мире. То есть, в наступающем году наше представление о Творце и понимание созданного им мира может стать несравненно глубже, чем было ранее.

Наступающий еврейский год, 5774-й от сотворения мира, обладает многими интересными чертами. Это наиболее длинный из возможных в современном еврейской календаре годов, в нем 385 дней, он начинается с трех дней, приподнимающих нас над буднями.
Последние дни уходящего года вновь напоминают нам о тщетности прогнозов. Вряд ли кто-то возьмется за точное предсказание событий ближайших недель или даже дней. Аналитика успевает устареть быстрее, чем исчезает с первых страниц поисковиков — что, впрочем, не особенно смущает аналитиков.

Наступающий еврейский год, 5774-й от сотворения мира, обладает многими интересными чертами. Это наиболее длинный из возможных в современном еврейской календаре годов, в нем 385 дней (ровно 55 недель), он начинается с трех дней, приподнимающих нас над буднями. Этот год принесет нам новые благословения, и об этом свидетельствуют две буквы в его написании, отличающие его от других лет в этом столетии: «Аин» и «Далет», составляющие слово «свидетель» на иврите. Эти две буквы выделены в свитке Торы во фразе «Слушай Израиль: Господь — Б-г наш, Господь один», произносимой в молитве утром и вечером. В этом источник обновления, в этом источник жизни, в этом источник благословения в наступающем году. Да будете вы записаны в Книгу жизни на будущий год!
Автор о себе:

Детство мое выпало на ленинградскую оттепель, поэтому на всю жизнь осталась неприязнь ко всяческим заморозкам и застоям. В 1979 году открыл том Талмуда в переводе с ятями, в попытках разобраться в нем уехал в Иерусалим, где и живу в доме на последней горке по дороге к Храмовой горе. Работаю то программистом, чтобы добиваться нужных результатов, то раввином, чтобы эти результаты не переоценивать. Публицистика  важна для меня не сама по себе, а как необходимая часть познания и возможность диалога с читателем. Поскольку от попыток разобраться все еще не отказался.
 

Мнение  редакции и автора могут не совпадать